Анатомия любков

В этом разделе выкладываем материалы, описывающие секту Шевцова.
UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Анатомия любков

Сообщение UFO » 16 мар 2016, 23:07

Любки Шевцова.

Любки, как традицию русских народных единоборств, представил Александр Шевцов в девяностых годах, уже прошлого века, на своих семинарах, а в последствии и в своей книге «Русский бой на любки». У многих, кто познакомился с любками за более чем их двадцатилетнюю современную историю, время от времени возникают вопросы об аутентичности этой школы в связи со спорами вокруг источников знаний и методов преподавания А. А. Шевцова. Не снижает градус споров и уголовное дело, возбужденного против него по ст. 239 УК РФ - создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан (на момент написания данной статьи, уголовное дело прекращено по амнистии, т. е. без установления вины или невиновности по вмененному обвинению).

В предлагаемой статье мы попробуем простыми рассуждениями нащупать ответы на вопросы — на сколько любки в действительности являются искусством единоборств, являются ли любки «новоделом» Шевцова или это действительно неотъемлемая часть истории нашего народа.

Здесь необходимо сразу сделать важное замечание и провести границы — какие именно любки мы будем обсуждать. А обсуждать мы будем исключительно любки в изложении Шевцова по его многочисленным видео, книгам и семинарам, причем наиболее нам будут интересны более ранние источники. Эти любки еще называют Андреевскими по псевдониму Шевцова, который он использовал в девяностых. Однако любков, которые преподают Евгений Багаев, Георгий Фунтиков, да и Алексей Гудков, и другие последователи этой школы мы коснемся отдельно. Поэтому, если я пишу любки — это любки Шевцова или андреевские любки. Если я говорю о видении этой школы кем-то другим, тогда я буду специально это оговаривать.

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 17 мар 2016, 09:56

Как сам Шевцов определяет любки?

Прежде чем рассматривать любки, необходимо убедиться, как Шевцов передает целеполагание любков и какое место в русской культуре он им приписывает, то есть — зачем появились любки в русской деревне? Эти ответы Шевцов дает в своей книге «Русский бой на любки». Мы будем использовать именно этот источник, как наиболее точный, поскольку при написании книги человек гораздо более вдумчиво подходит к выдаваемой им информации, нежели в устной речи, которую можно и приукрасить, и что-то не суметь высказать точно.

Уже в первой строчке предисловия Шевцов определяет, что «любки — это вид единоборств, существовавший когда-то на Верхневолжье». Запомним, что автор сразу четко определяет: любки — вид единоборств. Читая далее книгу «Русский бой на любки», постараемся определить целеполагание любков именно в этом ключе, отбрасывая второстепенные рассуждения о неосновных и побочных свойствах и целях любков. Читаем дальше: «В действительности, и это надо сказать изначально, никаких любков не было. Было искусство боя не на жизнь, а на смерть, похоже, идущее еще от пластунов» и «Не было школы любков, как не было школы зверков или школы «бой на смерть». Дрались на смерть, на зверки и на любки. Что такое бой на смерть, объяснять не стоит. Бой на зверки — это то, что мы сейчас знаем, как спортивные состязания, когда победить нужно любой ценой в рамках правил. […] А вот бой на любки — это бой между своими без повреждений». Далее, целеполагание любков еще раз уточняется - «От любков лишь один шаг до боя не на жизнь, а на смерть» и «Я хочу подчеркнуть последнюю мысль: любки не были самостоятельным видом единоборств. Это был мировоззренческий подход к тому, как обучать настоящему бою молодых и как поддерживать бойцовские качества у опытных воинов, пока нет войны.»

Какие выводы можно сделать из всего прочитанного? Любки по Шевцову — это определенный подход к обучению и поддержке боевых качеств в рамках воинской традиции защиты Отечества от врагов. Принцип «на любки» лишь ограничивает тренирующихся от нанесения друг другу травм во время процесса освоения искусства боя на смерть. То есть, любки — есть воинская традиция, которая в мирное время становится настоящим искусством мягких единоборств. Именно в этом ключе мы и будем рассматривать любки, оставив их побочные и вторичные смыслы типа приложения к плясам или потешным (развлекательным) боям для других исследователей. Кроме того, будет неправильно отделять любки от единой воинской школы в некий своеобразный вид единоборств в целях повозиться с друзьями, имея при этом для чужих и для врагов как-бы другие виды единоборств. Для нашего современного общества это выглядит вполне нормально — кто-то занимается мягеньким тай-чи, кто-то вполне себе зубодробительным боксом, а кто-то идет искать великих гуру за три моря... Но сто, двести и более лет назад, ни одна русская община не могла позволить себе такой роскоши. Откройте учебник истории - Россия воевала постоянно, армия была единственными союзником России последнюю тысячу лет. Тысячу лет! Тысячу лет русские ломали хребет любым захватчикам и раздвинули границы государства, как ни один из этносов континента. Война была каждодневной частью жизни любого человека. За тысячу лет Россия пребывала в мирном состоянии от силы лет двести, а то и меньше, и зачастую нам приходилось воевать одновременно с двумя, тремя и более противниками. Вся жизнь русского человека проходила с мыслью о защите Отечества. И это отнюдь не нынешний наш диванный патриотизм. Это была деятельная подготовка к войне, которая и оставила нам богатейшие воинские традиции — искусство воевать за свою землю. Исходя из этих простых соображений мы не можем рассматривать любки в отрыве от воинского искусства, о чем собственно Шевцов и пишет.

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 17 мар 2016, 11:46

Имеются ли исторические факты о любошной традиции?

Основным и единственным источником информации о традиции любков для нас является А. Шевцов. В первой же строчке своей книги он представил любки, как «вид единоборств, существовавший когда-то на Верхневолжье». Носителями традиции являлись «мазыки — потомки живших на Владимирщине офеней». Это собственно всё. Иных упоминаний принадлежности потомкам офеней воинской традиции под названием «любки» обнаружить в исторических источниках ни нам, ни последователям Шевцова на протяжении уж скольких лет так и не удалось. Из того, что известно о вполне реальных офенях, которых исследовал в том числе и Даль, составляя словарь офеньского языка, до нас не дошло сведений о наличии у офеней какой-либо воинской традиции. Так же, не сохранилось и исторических свидетельств о каких-либо мазыках, потомках офеней. Это очень странно, поскольку Верхневолжье достаточно заселенная местность, о жизни которой оставлено множество письменных свидетельств. В этой области, которая расположена не далее четырехсот километров от Москвы, потерять историческую память о каком-либо социуме и его потомках практически нереально, это вам не Зауралье или Камчатка.

Зайдем с другой стороны. Русский язык — это тоже наша история. Для начала обратимся к истории самого слова «любки». Открыв словарь живого великорусского языка Владимира Ивановича Даля, мы легко найдем там это слово как производное слова «любить»:

Любок м. любая вещь, любое, что выбрано. На любок взять, выбрать. Любок, однократное дейст. глаг. любить. Любковый, к любку, любому, облюбованному относящ. Любковые яблоки, лучшие, отборные. Любки м. мн. любок, свобода, воля выбора; положенье, где делаешь любое, что хочешь из двух или более предложений. Любки тебе, бери что по нраву, любое. Мы с ним на любки или на любках сошлись, стлались. Стать в любки, в игре в шашки, промеж двух шашек, чтобы можно было бить любую. Выбирай из любка (из люба) любое. Любкий, любчивый, склонный к любви, горячий сердцем по любви, по расположенью к добру.

Таким образом, основное значение этого слова по Далю — «любой», и лишь второстепенное — «по любви», и вообще никаких параллелей с воинским духом или единоборствами. Мог ли Даль упустить хоть какое-то отношение этого слова к столь серьезному мировоззренческому смыслу, который Шевцов вкладывает в это слово в своей книге, да еще и с учетом того, что Даль непосредственно изучал офеней и составил словарь их языка? Вероятность этого ничтожно мала. Да и многочисленные последователи Шевцова прилагали немалые усилия к тому, что бы найти хоть какие-то исторические свидетельства и рыли библиотеки и архивы в поиске упоминаний традиции боя «на любки». Увы — результатов нет. При этом, что интересно, в офеньском словаре глагол любить звучит как – го́рбить, люси́ть, люсня́ть, люся́ть.

Допустим, что искомый нами смысл слова «любки» был как-то утерян, но может быть другие понятия любков смогут выступить для нас историческим маркером традиции? Продолжим наши лингвистические изыскания. Обратимся к словарю любков — названиям понятий, используемых Шевцовым.

Например, есть сейчас в любках понятие «вихтора», правда ввел его Шевцов уже в двухтысячных. Изначально же, в девяностых, Шевцов использовал понятие «ядро силы», которое является интуитивно понятным и сразу определяет, что это есть внутреннее сосредоточение силы, откуда она и проистекает, порождая движение. Полный аналог этого понятия есть в айкидо — центр (сейка танден), в китайских традициях — нижний дань-тань, да и других восточных школах тоже имеются аналогии. Слово «вихтора» в словаре Даля офеньского языка — отсутствует, но есть слово «подвихторъ» — пояс и «подвихториться» - подпоясаться. Можно предположить по правилам словообразования русского языка, что есть слово «вихторъ» (м.р., не «вихтора» ж.р.) под который и повязывают пояс. Задорнов тут же провел бы параллель к слову вихрь, прокинул бы мостик к манипура-чакре и сказал бы, что офени прямые потомки индусов. Однако, словарь Даля молчит об этом слове, хотя такое знаковое, отличительное понятие языка офеней обязано его было бы привлечь. Но есть и другие правила словообразования с приставкой «под» - «подзатыльник» (затылок), «подседельник» (седло), «поджопник» (жопа), но из слов сформированных по такому правилу глаголов вообще не образуется. Поэтому более вероятно, что существительное «подвихтор» является отглагольным (т. н. девербатив) и создано от искусственного глагола «подвихториться», придуманного офенями по аналогии с глаголом «подвязаться». Хоть русский язык и необычайно, божественно богат и многообразен, но и в нем действуют строгие лингвистические законы и новые искусственные слова мы придумываем по тем же самым законам. Поэтому, и неясное словообразование самого слова «вихтора», и более позднее введение Шевцовым этого названия для понятия «ядро силы», и молчание словаря Даля, заставляют нас сильно сомневаться в правомерности притягивании слова «вихтора» к любошному словарю.

Еще примеры: понятие «лухта», обозначающая определенное состояние тела, которое приближенно можно определить как состояние текучести, но с сохранением определенной доли упругости. По Далю «лухта» в смоленском и тверском говоре - гиль, чепуха, вздор; у офеней — крупа, каша. Ни малейшего намека ни на текучесть, ни на упругость. Слово есть, а значения — нет. Или такое понятие - «торшак», обозначающее в любках выстроенность тела (в других русских единоборствах - столбик, стремена), а по-офеньски — «праздник». В русском языке слово еще встречается, вроде бы, у поморов, как обозначение пудового мешка. Но зато это слово очень похоже по звучанию на всем нам знакомое заимствованное слово «торшер». Понимаете?

Перейдем к другому любошному словарному слову «позволение», которое довольно точно передает смысл вкладываемого в него любошного понятия. Вполне русское понятное слово. Но неужели офени, которые специально изобрели свой язык, дабы не быть понятыми посторонними, для одного из ключевых понятий любков не придумали особого словечка? Нет. Шевцов, как и словарь офеньского языка Даля, не предлагает нам никаких вариантов, кроме исконно-русского. И аналогичных примеров в словаре Шевцова, не только относительно любков, довольно много. Дело в том, что словарь офеней был достаточно беден. Их язык, феня, был придуман исключительно для возможности вести переговоры между собой в присутствии покупателей. Посмотрите словарь офеньского языка Даля — очень много слов вокруг торговли, при практически полном отсутствии абстрактных или отвлеченных понятий. Здесь нужно отметить, что Даль наверняка в первую очередь искал слова как раз мировоззренческого оттенка, нежели бытовые или торговые, поскольку изучал язык офеней в том числе и по заданию властей для выявления сектантских течений в их среде. Но даже слову «мир» или «мiр» в языке офеней своего «тайного» перевода придумано так и не было.

Раз уж мы занялись лингвистикой, давайте напоследок посмотрим на потомков офеней - «мазыков». Шевцов объясняет происхождение названия «мазык» от слова «музыка» - так еще называется воровская феня, точнее офеньский язык. Исторические источники о «мазыках» молчат. На карте «Мазыки» нам встречаются лишь на западе Смоленской области в виде совсем маленькой деревеньки за 650 км по прямой от Верхневолжья. Еще «Мазык» - одна из белорусско-украинских фамилий, что географически коррелирует с указанной деревней. Все. Однако нет. Если заглянуть в словарь Даля по слову «афеня» - офеня [...] сами офени зовут себя масыками и обзетильниками (мас - я; масы - мы; масыги - мы, свои, наши; обзетить - обмануть, сплутовать; обзетильник, плут). Масык — через «С», не через «З». А вот уже в офеньском словаре можно обнаружить слово «мазъ» - человек, мужик, хозяин. Муж — мужик, мас — масык, маз — мазык. Все просто — правила русского языка легко создали нам слово «мазык». Тогда при чем тут «музыка»?

Приверженцы любошного словаря Шевцова мне могут возразить, что наши лингвистические исследования бесполезны, так как общество мазыко-офеней было крайне закрыто и не выдавало тайных смыслов слов первому встречному. Так не бывает, посмотрите на сходство понятий, нагружаемых на многозначные слова русского языка, спросите лингвистов и филологов. Если есть слово постоянно употребляемое в некотором бытовом смысле, то нагружаемое на него название некоего тайного понятия должно хоть как-то интуитивно коррелировать с основным значением слова. Увы, ни интуитивные, ни логические мосты не прокидываются.

Здесь напрашиваются первые выводы. Источник информации о происхождении любков, у нас, увы, один единственный. Уже поверхностная лингвистическая проверка словаря Шевцова вызывает больше вопросов, нежели ответов. Поэтому, можно констатировать, что любошный словарь имеет очень слабое отношение к действительно существовавшим исторически офеням-масыкам. Наиболее вероятно, этот словарь понятий любков был составлен по словарям Владимира Даля неизвестными нам исследователями русского языка или самим Шевцовым.

Далее. Обратимся к истории офеней. О них встречается довольно много исторических зарисовок современников, но все они обходят стороной вопросы участия этого народа и сословия в каких-либо следованиях воинской традиции или традиции самопознания. Давайте задумаемся, а каков был уклад жизни офеней и могли они создать не только традицию воинского искусства, но и весь спектр традиции самопознания, приписываемой им Шевцовым? Сам образ жизни коробейников не предполагает большого количества свободного времени. Это сейчас логистические фирмы быстро свозят множество товаров на огромные склады, откуда современные коробейники на огромных фурах так же быстро развозят ассортимент по магазинам. При царе-батюшке человеко-часов на доставку единицы ассортимента до розничного покупателя уходила масса. Это значит, что и зимой, и летом, и по распутице офени постоянно сновали туда-сюда как муравьи, собирая свои возы и распродавая товар по деревням. Дети, как пишут современники, уже с малого возраста помогали отцам в этих постоянных торговых «экспедициях». Ну а про постоянное стяжание копеечки плутовскими методами, офени сами честно признались, самоназвавшись обзетильниками (см. выше). Здесь нужно понять главное — времени на занятия воинскими искусствами и каким-либо глубоким самопознанием у них особо-то и не просматривается.

Последователи Шевцова опять могут возразить — хранителями традиций были не офени, а мазыки. И что мазыки были некой элитой в офеньском обществе, как об этом Шевцов пишет в других своих книгах, например в «Очерках русской этнопсихологии», изд. 2000г. То есть, сначала Шевцов называет мазыков элитой, а в книге «Русский бой на любки» изд. 2007 г. он уже называет их потомками офеней. При этом, Даль четко говорит о «масыках», как самоназвании офеней, а про «мазыков» и его словари и исторические источники умалчивают. Давайте сделаем допущение, что и правда масыки-мазыки были некой элитой, носителями воинской традиции и традиции самопознания. А теперь представьте, как на практике может существовать некое закрытое общество внутри отдельно взятой русской деревни. И как на практике могут такие элиты мазыков, объединенные общей целью самопознания и сохранения воинской традиции, быть рассеяны по нескольким деревням, артели которых между собой конкурируют, которые ходят стенка на стенку, которые могут принадлежать разным помещикам, и никаких сведений об этом не просочилось в воспоминания современников и исследователей? Да и как могли не сохраниться в русском или офеньском языке хотя бы следы понятий, относящихся к любкам? Ведь при всей элитарности мазыков, они свободно делились своими знаниями с офенями, так как согласно Шевцову, любкам обучались все от мала до велика. С моей точки зрения, вероятность сохранения полной конфиденциальности информации о мазыкской традиции на протяжении как минимум пары веков, стремится к нулю.

Вывод о принадлежности любков мазыко-феньскому обществу напрашивается — ни лингвистические, ни исторические, ни логические поиски не дают нам возможности признать принадлежность любков к культуре офеней, на которую он указывает, как на источник. Но может быть, придумав красивый антураж в виде сказки про масыко/мазыко-офеней, придумав словарь понятий, да и притянув само название «любки», Шевцов просто легендаризировал какую-то другую русскую воинскую традицию, исходя из каких-то личных соображений?

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 17 мар 2016, 23:59

На сколько любки можно считать традицией воинских искусств?

Напомню, что Шевцов в своей книге позиционирует любки, как неотъемлемую часть русской воинской традиции. Причем часть очень малую, когда молодежи передаются лишь понятия о схватке, движении, упругости тела и сознания, когда нарабатывается не взаимное избиение, где победа дается слишком дорогой ценой разорванных связок, сотрясения мозга, переломов и прочих травм, а нарабатываются инструменты истинного воинского искусства, где и один в поле воин и победа приходит не числом, но умением. Но так же и часть, которая позволяла опытным воинам поддерживать свою форму. Это в теории.

Попробуем теперь обратиться к содержанию программы изучения любков, как ее изначально представил нам Александр Шевцов. Напомню, что мы рассматриваем любки именно в его изложении, а не в изложении Багаева, Гудкова или Фунтикова. Так вот, посмотрим мы не на содержание любков Шевцова, а на то, чего в них нет по сравнению с другими воинскими искусствами:

1. Любое воинское искусство начинается с подготовки тела. Подготовка тела начинается с правильного выстраивания тела по линии земного притяжения. В любках есть это понятие - «торшак», и это значает не только выстроить вертикаль самого тела — Шевцов обращает внимание и на выставленные локти, что бы они торчали во все стороны. Это безусловно правильно. Но выставленные локти это лишь внешнее следствие общей выстроенности плечевого пояса — нужно как бы раскрыть подмышки, развернуть и расслабить плечи, создав так называемую «раму» (см. церк. сл. - рамена), тогда локти и заработают. В любках на этот небольшой, но огромный по важности нюанс, внимания не обращается, что является потерей одного из главных ключей воинских искусств.

2. Дыхание. Даже элементарных понятий о дыхании в бою в любках, увы нет. Я уже не говорю об использовании дыхания для расслабления или, наоборот, для собирания силы, влиянии дыхания на упругость тела, и как дыхание связано с теми «волшебными» работами, которым Шевцов пытается учить - видение намерения противника, видение плотностей и пустот в бою, видение опор в теле вашего противника, видение «призрака». Без правильно поставленного дыхания вы не сможете вскрыть в себе это пресловутое видение, даже имея прямую передачу. Это странно, поскольку в любках есть упражнение под названием жгонка, которое не только выстраивает ось в теле, но и учит тело правильно дышать, а в т. н. «ведогони» Шевцова есть практика «бусания режи» (один в один практика ти-ху-си в цигун, правда без подводящих упражнений) — уже на этих двух техниках начальные навыки дыхания в бою вполне можно бы и поставить, если конечно вернуть «бусание режи» к ее традиционному китайскому прочтению. По факту, однако, получается, что работы с дыханием в любках нет. Вот так любки Шевцова потеряли второй важнейший ключ воинских искусств. Кстати, этого ключа по сути нет и в других «науках» самопознания Шевцова.

3. Правильно выстроив тело нужно научить его текучести, которая позволяет в первую очередь восстанавливать равновесие и выстроенность. Хороший боец из любого переплетения должен всплывать в сильное положение как поплавок, сколько бы его не топили. Тело должно быть упругим, но не зажатым. Тело должно быть расслабленным и пропускать движение, но не быть размазней. Тело должно быть быстрым, но не в ущерб точности.

В любом традиционном боевом или воинском искусстве текучесть тела, т. е. совокупность упругости, способности пропускать движение и скорости, тренируются специальными комплексами упражнений. Такие комплексы в основном строятся на интенсивном движении через неравновесные положения, на нижней акробатике и статодинамических упражнениях для тренировки сухожилий. Важную роль играют так же и длительные статические нагрузки — столбовая работа. Какую традицию ни возьми — в том или ином виде все эти упражнения обязательно включены в подготовку, чтобы оживить все мелкие мышцы, раздвигать все суставы, особенно тазобедренные, «соединить» правую и левую, верхнюю и нижнюю половины тела, нормализовать нервно-мышечную проводимость и в конечном итоге сделать тело текучим. Посмотрите на такие комплексы упражнений в казачьих традициях, например, у Сергея Николаевича Колюшенко. Ну а на счет кажущегося отсутствия столбовой работы в воинских традициях Руси по сравнению с востоком, где есть целые школы построенные вокруг этой практики, могу посоветовать — попробуйте отстоять службу в церкви не абы как, а правильно.

В любках работа на текучесть поставлена следующим образом — человек в парной работе просто ставится в ситуацию, где нужно проявить эту искомую текучесть, а как только он упирается в зажим, нужно направить туда внимание и пройти сквозь этот телесный зажим. Он и рассосется. Это, возможно, и рабочий путь. Но долгий, очень долгий. У русских не было на это времени, и мы видим, что в других наших школах текучесть тела тренируется несколько иначе — все начинается с достаточно тяжелых упражнений на движение, нижней акробатики, и лишь потом добавляется парная работа. Еще одно упражнение любков, известное нам и по другим традициям - жгонка. Но жгонка практически не нагружает тело, и так же требует достаточно много времени на достижение своего эффекта. В принципе, все. Есть, правда, очень интересная волновая гимнастика, но это не часть самих любков - ее привнес в любки Евгений Багаев, давний, но бывший сподвижник Шевцова. Это третий ключ к овладению воинским искусством, который в любках по факту практически отсутствует.

Таким образом, любки Шевцова, не имеют сколь-нибудь заметного тренировочного блока по наработке текучести тела и постановке дыхания. В принципе, если вы достаточно хорошо освоили технику ведения боя, то поддерживать между войнами нужно собственно-то не ее, а поддерживать нужно именно кондиции тела и дыхания, что бы тело дышало и не теряло текучести и было способно реализовать наработанные боевые навыки. В качестве промежуточного итога, заметим, что текучесть тела и дыхание обязательны, если вы хотите действительно научиться внутренней работе, а не просто прикоснуться к ней на уровне исследования. Шевцов, кстати, объясняет что любки имеют под собой плясовые традиции как одну из своих основ как раз по тренировке текучести тела. Именно в плясе и «зашиты» упражнения по промыванию тела движением и правильному дыханию, наработке упругости и скорости, а пляски — это неотъемлемая часть жизни русских людей. А вот здесь позвольте не согласиться с Шевцовым. Плясы — это праздник и отнюдь не тренировка, да и война для русского человека праздником никогда не была. У плясов совершенно иное целеполагаение, нежели у подготовки к войне. Война тоже может стать игрой — кто из нас в детстве не играл в войну, но даже такие игры сохраняют в себе цель — враг должен быть повержен. Поэтому, скорее уж верно обратное, что русские плясы вобрали в себя многое из воинской подготовки, а не наоборот — в плясе вы лишь изображаете боевое движение, но никак не тренируете его.

4. Как и куда направлять в бою свое внимание Шевцов прямо пишет в своей книге, цитирую: «В настоящем бою единственный судья - противник. И ты никогда не ослабляешь внимание, направленное на него, даже если смотришь в сторону. Наоборот - ты можешь смотреть в сторону только затем, чтобы поймать его, и потому твоё внимание собирается на нём ещё сильней. И, следовательно, смысл твоего смотрения в сторону в настоящем бою как раз в том, чтобы победить, а в любках - в том, чтобы научиться не терять внимание даже когда не видишь противника глазами прямо перед собой». Вроде бы логично написано, но попробуйте приложить это определение к бою с двумя, тремя и более противниками. Или представьте себя внутри рукопашной схватки, когда прилететь может отовсюду. И вы сразу поймете, что Шевцов говорит о поединке один на один, что совсем не имеет отношения именно к воинским искусствам. И сразу же теряется множество вещей, касательно этого самого важного ресурса в бою — внимания и его направленности. Об искусстве деконцентрации внимания в бою вообще речи не идет. Например у казаков есть специальные простые упражнения для наработки деконцентрации внимания, а уж восточные мастера меча эту тему изъездили в своих трактатах вдоль и поперек. В любках же, мы видим самое простейше описания работы внимания, пришедшее из спорта, что есть еще один утерянный ключ от настоящего воинского искусства.

5. Ну теперь перейдем к вещам более приземленным — к ударной технике. В программе любков Шевцова изначально не было уделено практически никакого внимания постановке ударной техники. Из нее я помню изучение ударов, которые проходят не глубоко в тело, не выбивают дух, а лишь кладутся «на кожу» и не наносят никакого вреда. Это удар учебный, легкий, который в некотором объеме позволяет, конечно, понять принципы приема ударов на тело. Ставится и бьется этот удар технически несколько иначе, нежели удары наносящие повреждения, но таким в любках Шевцов не учит, хотя и пишет в своей книге об их важности и то, что они похожи на … удары в боксе. Но на практике постановке даже простых боксерских ударов в любках внимания не уделяется. Шевцов так же много пишет и о вырубающем ударе. Но сам принцип постановки такого удара в любках ограничивается довольно сомнительной с точки зрения кулачного боя (но не рубки мечом) техникой «медвежьей лапы» - ударом бьющимся по диагонали сверху ладонью. Но ведь вырубающий удар, если рассматривать даже самое начальное его освоение на телесном уровне, есть самая что ни на есть русская техника. Вырубающий удар должен биться с любого положения и с любой дистанции и не только кулаком или ладонью. Исторически, основу под такой удар готовил тяжелый крестьянский труд. Именно тяжелая физическая монотонная работа учит включать так называемые мышечные поезда и работать всем телом, так как никаких отдельно взятых мышц не хватит чтобы, например, скосить поле, или перекидать стог.
Стоит сказать отдельно и о приеме ударов на тело в любках. Сама техника приема удара на тело на Руси кардинально отличается и от спортивных единоборств и от восточных школ. Посмотрите на эту технику в системах Алексея Алексеевича Кадочникова или Михаила Васильевича Рябко, которые были созданы на основе подтвержденных исторических традиций. Вы увидите, что удар принимается не напряженными мышцами, на упругое, но совсем ненапряженное тело. Казалось бы, это странная техника — постучите себе по напряженному и расслабленному бедру кулаком. По расслабленному бедру без определенного умения принять удар будет много больнее. А теперь попробуйте ткнуть в напряженную и расслабленную мышцу чем-то острым. Понятно? Именно от приема удара меча на кольчугу из глубины веков и пришла к нам русская техника приема удара на тело. Замечу, что в указанных системах, эта техника тренируется много глубже и интереснее чем в любках и отнюдь не на легеньких ударах.

6. С точки зрения борьбы очень много внимания уделяется работе по разваливанию соперника в борьбе через «вихтору» (центр) и «плаху» (грубо - линия плеч). Безусловно это важный момент. На небольшой скорости, в зале, на позволении партнера вы легко поймаете его центр, найдете «плаху», сдвинете-подвинете их и мягко завалите своего товарища. Но в реальном бою времени нащупать вихтору или плаху у вас не будет. Много важнее не попасть в захват или мгновенно выйти из него, ведь малейшая остановка может стоить жизни. Да и в реальной схватке просто так никто вам не отдаст свою «вихтору» и «плаху» для экспериментов — хоть немного опытный боец будет их прятать, уводить с линии атаки и перестраиваться. Так что в реальном бою может отдать вам противник для работы? Намерение и силу вложенную в это намерение, движение тела, и лишь потом, если вам повезет, при достижении уверенного телесного контакта — структуру тела. Но вот по работе с намерением противника в любках полный провал, лишь в двухтысячных Шевцов заговорил о работе с «призраком». Но работа с призраком — это уже за пределами школы любков Шевцова.
Кроме того, ударная техника, бросковая техника, техника завершения схватки вырабатывают одно из главных качеств что воина, что бойца — целеположность. Цель их не в исследовании движения и не во внутренней работе во время схватки, это лишь инструменты. Целью воина является низвержение врага во имя защиты семьи, дома и Отечества. Не умея завершить схватку и не умея нанести хороший удар, очень сложно такую целеположность в себе воспитать.

7. Еще один интересный аспект можно увидеть через методику обучения. Учебные упражнения в любках идут на малых и средних амплитудах и сразу же идет обучение внутренней работе. Представьте себе фильм, снятый в замедленной съемке. Замедленную съемку можно легко спрессовать в ускоренную — вы просто выбрасываете часть кадров. Но из ускоренной съемки вы никогда не сделаете фильма даже с нормальной скоростью, ведь ускоренная съемка выбрасывает большую часть информации. Так же и с обучением боевым приемам — большая и намеренно затянутая амплитуда движений позволяет вам осознать весь ход боевого элемента, будь то бросок, выведение соперника из равновесия, или просто вход в атаку. Если же вы умеете работать амплитудно, широко и размашисто, то научиться прятать такую технику внутрь тела достаточно просто. Нужно только иметь то, что вы спрячете, а для этого и нужна наработка техник на амплитуде и с полным осознанием, того что вы делаете.

Этот перечень зияющих провалов можно продолжать и далее, но уже сказанного достаточно для понимания неполноты и отдаленности технического арсенала любков от реального боя. Продолжая рассматривать любки, как они описаны в книге Шевцова, вы не увидите там еще одного методического раздела — нет описания пути воинской школы, в которую любки должны были бы быть встроены. Если сравнить это с реальными этнографическими исследованиями того же Григория Николаевича Базлова, представляющего Бузу, то вы увидите как в русской деревне в действительности происходило становление ватаг и деление обучающихся по возрастному принципу и по уровню мастерства, то есть — вы увидите систему. В любках такой системы, увы, нет.

Подводя итог этому небольшому исследованию, можно уверенно констатировать, что любки Шевцова, вряд ли имеют какое-то отношение к воинским традициям. Уж больно много в любках просто зияющих провалов и упущений.

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 18 мар 2016, 12:44

Морок любков

Коль скоро мы с вами установили, что любки имеют очень далекое отношения к воинским искусствам, то что же так в любках привлекает их последователей и обучающихся?

Начнем с простого. В любках как раз и привлекает то, что в них отсутствует - тяжелый труд по изменению себя сегодняшнего. Привлекает отсутствие планомерной, физически сложной работы. Привлекает отсутствие всякой боли в тренировочном процессе. Привлекает отсутствие необходимости подходить к пределу своих возможностей. Это вообще любимая тема всех новомодных течений самопознания: не нужно понуждать себя — вся магия де на кончиках пальцев, только руку протяни.

Следующий не просто привлекательный момент, а момент зачаровывающий, это — демонстрация тонких бесконтактных работ. Шевцов, показывая разные фокусы, очаровывает людей и создает впечатление, что всему этому можно вполне научиться. Он, не говоря этого прямо, обещает каждому обретение некой исключительности. И народ, естественно, на это ведется. Не ведитесь. Легких путей к волшебным бесконтактным работам только два — прямая передача, когда вам вобьют в сознание образы бесконтактных работ, а потом долго и трудно вы будете вытаскивать из себя эти образы и превращать их в навык, или собственный трудный путь в первую очередь духовного роста и тяжелой работы в зале. Это огромная тема, и ей стоит посвятить отдельное исследование.

Ну и третья ловушка — это декларируемая принадлежность любков к русской народной культуре и истории России. А вот с этим нужно разбираться подробнее.
Последний раз редактировалось UFO 19 мар 2016, 16:35, всего редактировалось 1 раз.

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 18 мар 2016, 19:09

Ну хоть какое-то отношение любки Шевцова к истории России имеют?

Теперь посмотрим на любки с точки зрения того, что там есть. А еще лучше, посмотрим на системы Рябко и Кадочникова, выбросим из них перечисленные в разделе выше пункты, немного мифологизируем сам процесс тренировки, пришьем другой словарь и ... вы с удивлением увидите что-то по форме очень похожее на любки. С этой точки зрения, да, любки действительно «опираются» на русские воинские традиции. Хотя, поговаривают, у Кадочникова много взято и из бразильского джиу-джитсу.
Но если приглядеться еще более внимательно к любошным понятиям типа «мостошей», «обжаливания», «сучения», «возжения», «бычка» и т. д. и предлагаемым Шевцовым практическим упражнениям для их освоения, то увидите достаточно статическую работу, когда нападающий отдает структуру своего тела своему оппоненту, дабы тот, «прилипнув» к нему, поизучал работу на «вихторе», «плахе» и «мостошах». Ничего не напоминает? Это классика парной работы и в тайцзы, и в мягком варианте саньшоу, и вин-чун. Именно в обучении этим восточным искусствам и характерны «прилипания» к противнику, когда получив хороший контакт вы можете воздействовать на структуру и физического тела и тонких его составов. В вин-чун, кстати, понятие опор тела и сознания, по-любошному — мостоши, является одним из ключевых, есть даже форма, которая так и называется - «искать мост» и учит через «липкие руки» искать опоры в теле противника, подгружать и отбрасывать его. Для русских стилей такая работа не очень-то и характерна.

Перейдем к словарю понятий. Опорно-перовой состав, огненый состав и прочие составы тонких тел человека, уж слишком академичны и так подробно расписаны Шевцовым, словно в китайских трактатах. Я сильно сомневаюсь, что на Руси так глубоко в эти антропологические понятия закапывались, как например приверженцы тайцзы. В русских воинских традициях просто совершенно иной мировоззренческий путь — путь смирения, путь обретения воинского духа, путь раскрытия сил сердца — путь к Богу. Поэтому столь подробное рассмотрение антропологии тонких тел было просто не нужно, а нужно было выживать в непрерывной карусели плотного боя. Казачество сохранило эти традиции — даже Шевцов сам упоминает о пластунах и характерниках, но лишь упоминает. А теперь раскрою небольшой секрет — если вы сумеете пробудить в себе воинский дух и обретете хоть немного смирения, на вас перестанет работать накат, вас будет очень и очень сложно зацепить за «призрак», и прочие тонкие воздействия, так хорошо работающие на публику, будут для вас лишь пассами в воздухе. Но сами вы при этом будете прекрасно чувствовать и намерение, и призрак, и видеть плотности и пустоты у вашего противника.

Посмотрим на любки с другой стороны. Любая традиция имеющая отношение к боевым искусствам всегда содержит в себе не только приемы, принципы и теоретические рассуждения о ведения боя, но и определяет мировоззренческие понятия и установки. В книге Шевцова первая часть так и называется - «Мировоззрение любков». Но мировоззрение традиции не может существовать отдельно от народа, от его культуры, от его истории.

История России последнюю тысячу лет — это не только история войн, но и история Православной веры. На войне, там где смерть ходит рядом, атеистов нет. Про офеней, на которых ссылается Шевцов, так же известно из исследований Даля, что они не были ни язычниками, ни даже сектантами, а исповедовали Православие. Да и каких-то оккультных сект в центре Руси, в уездах Владимира и Суздаля, что бы нам не пытались втереть долбославы-родноверы, не было. Конечно, были ушедшие в ересь духоборцы, хлысты, и прочие секты, но они все равно оставались в рамках христианства. Сейчас модно спорить, насколько Россия была верующей, не было ли Православие на Руси для большинства народных масс лишь данью официальной религии Империи. Эти споры — от лукавого. Что бы понять насколько вера была истинной — посмотрите на прославленных в лике святых по подвигам, чудесам и вере великих воинов, на сонм святых в земле Российской просиявших, почитайте их жития. На пустом месте святые в обществе не появятся — говоря военным языком, нужна широкая мобилизационная база верующих, из которой очень и очень немногие достигнут святости. Поэтому, трудно представить себе отделенность от веры любошной школы единоборств. Русский человек не начинал без молитвы ни одного дела, а уж тем более такого, как обучение воинскому искусству.

И где хоть какие-то упоминания Шевцовым нашей русской Православной веры в отношении преподаваемых им воинских искусств? Не ищите. Их нет. Любой, мало мальски знакомый с историей воинских искусств Руси вам скажет — этого не может быть, потому что нет ни одного известного примера русской воинской традиции не связанной с православной верой. Шевцов на это возражает, что мол традицию он передает не от самих офень, а неких мазыков. А уж во что они верили ему де не поведали. Может ли такое быть? Чисто теоретически, наверное возможно. Но давайте вспомним рассуждения Шевцова о том, что в бою мешает принимать правильные решения. Он очень сложно и витиевато говорит по сути совершенно правильные вещи, которые известные всем школам боевых и воинских искусств, что в бою в первую очередь мешает собственная голова — желание победить, уныние от пропущенных ударов, груз переживаний прошлых поражений и побед, тщеславное желание покрасоваться, и т. д. и т. п. В русской православной культуре это называется страстями. Лишь без-страстие отделяет мастера от хорошего бойца, а смирение страстей — это есть один из столпов православного пути. История нашей русской воинской культуры не знает иных методов воспитания воинского духа нежели через путь к Богу. Но Шевцов ни словом об этом не упоминает.

Именно в отсутствии православного мировоззрения, отсутствии задачи смирения страстей и кроется принципиальное несоответствие любоков Шевцова истории русских воинских искусств. Все остальные его размышления о самопознании в русской деревне можно не рассматривать — без православной веры эти традиции выглядят надуманными и искусственными, очень сильно напоминая микс из даосизма и миров Карлоса Кастанеды.

Анна
Сообщения: 437
Зарегистрирован: 19 янв 2014, 15:06

Re: Анатомия любков

Сообщение Анна » 19 мар 2016, 02:58

UFO, очень точный и подробный анализ любов. Прочитала с удовольствием, перечитаю еще раз тоже с удовольствием. Надеюсь, что будет и продолжение. Для меня многое стновится ясным. Спасибо. Нестыковки я всегда воспринимала болезненно. Что любки растут из прошлых восточно-боевых увлечений Шевцова - это я наблюдала и как он подменял понятия в раз, сам пройдя некий восточный рубеж в обучении, придумывал этому же другое название - видела. Видела, как сам он системно занимался дыханием, но не вводил его для людей. Я думала, что это для ослабления конкуренции:) Но я далека от боевых исскуств, а ваше исследование дает возможность сразу увидеть цельную картину подменыша на месте ребёнка. Но заявил бы Шевцов что любки - это его новодел, было бы честно и благородно. Но, видимо, слава Кастанеды не давала ему спать спокойно.

UFO
Сообщения: 44
Зарегистрирован: 31 окт 2014, 20:19

Re: Анатомия любков

Сообщение UFO » 19 мар 2016, 16:48

Анна, спасибо за добрые слова и подтверждение моего исследования. Однако еще не вечер - остается еще несколько вопросов, которые нужно подсветить:

Так что это такое - любки Шевцова?

Подводя итог исследования исторических, технических и мировоззренческих провалов любков по сравнению с известными нам традициями единоборств, лично я склоняюсь к тому что любки — это некий «новодел», собранный Шевцовым из своего опыта уличных драк и спортивных единоборств, тайцзы, ушу, вин-чун, системы Кадочникова, Рябко и прекрасной, чарующей легенды, мифа о стариках-хранителях традиции. Однако, отсутствие в любках Шевцова нескольких обязательных, ключевых, разделов дает нам твердые основания указать на то, что любки по факту, имеют очень отдаленное отношение к искусствам единоборств. Ведь нельзя научиться уходить от удара и нельзя научиться уходить от броска, если вы сами не умеете бить или четко провести бросок. В этом случае, работая в паре, вы не сможете смоделировать для своего партнера по обучения реального намерения удара, реального намерения входа на бросок, будете промахиваться линией своей атаки мимо цели, будете с трудом чувствовать дистанцию, и обучение боевому искусству превратится лишь в милую возню. Примерно тоже самое, кстати, мы можем наблюдать, что происходит с айкидо. Мало кто уже помнит, что перед созданием такого внешне мягкого и такого волшебного айкидо, Морихей Уесиба прошел чуть ли не три десятка достаточно зубодробительных школ боевых искусств. Да и ученики его, в подавляющем своем большинстве, имели даны дайто-рю, карате, дзюдо и других жестких школ. Но время идет и диваны становятся мягче. Вот и любки, формально претендуя на звание школы единоборств и продолжение русских воинских традиций, по сути самого духа этих единоборств и традиций не имеют. А это уже подмена смысла чем-то иным. Чем?

Не сомневаюсь, сам Шевцов видимо понимал, что любки, в том виде как он их представляет, мало походят на искусство единоборств. В предисловии книги «Русский бой на любки» он специально делает небольшую оговорочку, словно оставляя себе пространство для маневра: «Хотя лично я склонен рассматривать любки все же как оздоровительную гимнастику вроде китайского Тайцзи». Само упоминание тайцзы, да и информация о том, что Шевцов учился у известного мастера этого искусства Ивана Горбачева, заставляет нас посмотреть на любки именно с этой стороны. Так что такое любки?

Ответить на это можно так: любки Шевцова есть созданная им на основе изучения разных боевых и воинских школ система теоретического набора принципов ведения схватки и принципов владения собственным телом, основанная на определенной модели тонких составов человеческого тела. Практическая часть любков позволяет в лабораторных условиях спортивного зала некоторым образом поизучать принципы внутренней работы, поизучать законы движения человеческого тела, но даже близко не может претендовать полноту и звание искусства ведения единоборств. При этом, безбожие мировоззрения любков входит в полное противоречие с историей русской воинской культуры.

Любки лишь позволяют почувствовать тонкие работы, но целостностью законченной системы единоборств или искусства управления телом и сознанием, как, например, даже начальные ступени тайцзы, ушу, вин-чун, казачьих воинских школ, любки не обладают. Кроме того, вам понадобится на порядок больше времени в любках нежели при изучении действительно традиционных школ для изменения философии тела - наработки навыков текучести, упругости, скорости и целеположности действий, что является необходимым условием для овладения навыками внутренней работы. Можно сказать, что любки были сделаны Шевцовым, примерно так же как и Кастанеда в свое время скомпилировал из самых начальных ступеней восточных практик свое тансегрити, потеряв, правда, и направленность их на достижение вполне конкретных навыков владения своим телом и сознанием, а так же технику безопасности — баланс между различными аспектами исходных практик.

С учетом того, что любки в чистом виде очень медленно нарабатывают навыки необходимые для фундамента любого воинского искусства, то и заниматься ими без особого прогресса можно довольно долго, годами. Ну а поскольку любошные практики интересные, совсем ненапряженные и приятные — любки хорошо вписываются в наш мир мягких диванов. Это своеобразная лаборатория, где в защищенных и нетравматичных условиях можно получить представление о каких-то тонких работах в боевых искусствах. Это такая своеобразная около-боевая «гимнастика», приятная и интересная, которой могут заниматься и стар, и млад, и мужчины, и женщины. Но при этом вы не станете ни бойцом, ни воином, и не сможете использовать навыки внутренней работы за пределами исследовательской лаборатории спортзала. Правда тогда теряется смысл занятия любками, ведь приятных, но гораздо более динамичных, и гораздо более структурированных, и выверенных методически традиционных «гимнастик», покрывающих весь спектр целей от чистого самопознания до боевых пруд-пруди: йога, динамические цигуны, тайцзы, айкидо, начальные формы винчун, багуаджан и т. д.

Все эти восточные «сладости» имеют свою подтвержденную принадлежность к исторической традиции, имеют своих мастеров и действительную, а не мифологическую, преемственность школ. Но главное - они несут в себе некий путь, который ставит совершенно определенные цели самопознания и, в некоторых традициях - богопознания. Вы можете принимать или не принимать мировоззрения этих школ - тут уже дело ваше. Я лишь говорю о наличии в них своего Пути. В любках такого пути нет. Есть бесконечное хождение по кругу.

Так, что, в занятиях любками смысла, получается, нет? Об этом - дальше...

Анна
Сообщения: 437
Зарегистрирован: 19 янв 2014, 15:06

Re: Анатомия любков

Сообщение Анна » 19 мар 2016, 22:50

UFO писал(а):Все эти восточные «сладости» имеют свою подтвержденную принадлежность к исторической традиции, имеют своих мастеров и действительную, а не мифологическую, преемственность школ. Но главное - они несут в себе некий путь, который ставит совершенно определенные цели самопознания и, в некоторых традициях - богопознания. Вы можете принимать или не принимать мировоззрения этих школ - тут уже дело ваше. Я лишь говорю о наличии в них своего Пути. В любках такого пути нет. Есть бесконечное хождение по кругу.

Так, что, в занятиях любками смысла, получается, нет? Об этом - дальше...


Великолепно сказано. Великолепно, последовательно разобрано. Спасибо, UFO. А по сути, очень страшный приговор. Не Шевцову, а тем кто около 20 - 15 лет уже отзанимался любками и остался на том же "диване" в приятном время провождении. Слова о бесконечном хождении по кругу имеют подтверждение и временем и жизнью. Занимаясь любками с десяток лет многие инстуктора остаются на одном и том же уровне - рассабленного доверия учителю для показа тем следующего чуфыря на сцене и не больше того. На одном из последних видео видела, что Пида до сих пор продолжает типа "толкать толпу" ручками инструктаров с 15-18-ти летним стажем, но не они сами это делают или просто элементарно пробуют и еще раз пробуют. Все те, кто за эти 15 -20 лет выскакивали на свет прожекторов, как показатели Шевцовской школы любков - носили за плечами богатейший прошлый и настоящий опыт различных школ боевых исскуств. Тот же Багаев, Фунтиков и др. Но имеющие опыт понимали что-то про себя и уходили. Не имеющие возможность сравнивать, не понимающие языка боевых исскусств - доверялись и становились в 20 летнюю очередь за дудочкой. Грустно. Объясни Шевцов, что любки - это новодельная и только начальная "около-боевая «гимнастика», подходящих для любого возраста, не было бы 15-20 лет хождения по кругу. Что ж, спасибо, вывод печальный, но паказательный. Не ходить за крысоловом.

Аватара пользователя
Станислав
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 02 май 2014, 01:40

Re: Анатомия любков

Сообщение Станислав » 20 мар 2016, 05:17

Абсолютный новодел пидосия.Очень хитрая и надо отдать должное, вдохновенная, разводка.Честно говоря из всей его макулатуры,абсолютно не пригодной к чтению,книги по Любкам и рукопаши были тем единственным что у меня вызвало желание к прочтению.Исходя из того чем это чмо занималось всю свою сознательную жизнь,его интерес к самоутверждению,попытки реализовать свою ущербность и комплексы,как видим привели к созданию в рамках секты такого направления как Любки,или как они сейчас самообозвались-Владимирская рукопашь.Единственная относительная ценность сего творения,как мне представляется, это понятийный аппарат,который достаточно емко передает основополагающие понятия бойцовской культуры опираясь на русскую образную и языковую базу.Остальное как по мне,это мягко так скажем на любителя.Если брать чисто техническую базу, то любому мало мальский имеющему опыт в мордобойных искусствах достаточно очевидно откуда "отец основатель" надергал технику и идей для своего детища.Если коротко,как я это вижу,основа несомненно Бокс,причем судя по записям на достаточно неплохом уровне,со всеми его недостатками и достоинствами.На втором плане борьба,скорее всего Классическая,с кое какими элементами Вольной и Самбо(пресловутые Ломки,имеющие явно самбистскую стилистику),ну и конечно восточные корни в виде того винегрета стилей и направлений которое это существо пыталось изучать,надо понимать в том числе и по книгам,видео.По манере исполнения что то очень близкое к Тайдзицюань(вся эта манера работы в позволении) и Винчун(Смоления,Сучения :) )Плюс все это помножено на чисто сектантские заморочки,типа пресловутого Наката,что явно рассчитано на завлечение наивных жаждущих чуда,готовых самообманыватся людей


Вернуться в «Анатомия секты Шевцова»